Учредитель клуба
Титульный спонсор
1993 / 94
1995 / 96
1996 / 97
2005 / 06

Хоккейный клуб Лада
Тольятти

Александр Чеботарев: «У «Лады» только название женское. Характер-то мужской»



Александр Чеботарев полгода назад вторично заступил на пост генерального директора. В конце нулевых он уже руководил клубом. И вот – новое пришествие, но уже с новыми целями и задачами. Человек бросил Москву, где успешно обжился и плодотворно работал спортивным адвокатом, являясь большим специалистом по делам о допинге. Это был поступок. Возвращаться после сытой и налаженной жизни в столице на хоккейное пепелище, которое сегодня представляет клуб, – это уже говорит о многом.

- Тольятти для меня город особенный. Сам я ростовский парень, заканчивал Саратовский юридический институт, а в Автоград попал в 1993 году. Жена у меня тольяттинка. В Ростове юристов был переизбыток, и я рванул к жене. Я очень благодарен этому городу автостроителей, в котором провел пока свои лучшие годы жизни. Это и первая любовь, и рождение дочери, и становление как специалиста.

Я всегда был в курсе всех заводских проблем. Отец жены работал на заводе простым слесарем, теща - в детском садике бок о бок с мамой известного гимнаста Алексея Немова. Жена в свое время училась в школе, где ее преподавателем физкультуры была супруга первого тренера Немова Евгения Николко. Вот так было все переплетено в моей тольяттинской жизни.

Моим первым местом работы была тольяттинская таможня, отдел борьбы с контрабандой. Я благодарен судьбе, что на моем трудовом пути встретились люди с честной и открытой душой. В этом плане мне всегда везло на хороших людей и наставников. Так было и в одном из коммерческих банков города, где я служил после таможни. Там я отработал четыре года и получил приглашение в хоккейный клуб «Лада» на должность юрисконсульта. Для меня это предложение прозвучало, как полет в космос. Я никогда не был на хоккее, не знал специфику работы клуба. Я же ростовский, где зимы практически нет, не говоря уже о лыжах и хоккее.

Я с опаской принял предложение, но, когда увидел хоккей живьем и что происходит в кулуарах клуба, почувствовал – вот она живая и очень интересная профессиональная работа. От составления контрактов хоккеистов до уникальных судебных процессов, связанных с их расторжением, и многое другое.

Новая работа меня захватила своей энергетикой – от водителя до руководителя. Я был в шоке. За пять лет пребывания в Тольятти даже представить себе не мог, что существует такая интересная и чрезвычайно профессиональная, многогранная работа. Я буквально загорелся ею, причем заработная плата в данном случае была для меня на четвертом месте. Я до сих пор помню день моего пришествия в хоккей – 8 сентября 1998 года. Я увидел его живьем и сразу понял – это мое. - С чего вы начали свою юридическую помощь клубу? - Как ни банально – с разборок в канадском суде, чтобы вернуть из-за океана сбежавшего туда из «Лады» молодого и талантливого хоккеиста Максима Балмочных. Этот суд в штате Квебек мы проиграли. Но Геннадий Федорович Цыгуров не расстроился, сказав, что все равно этот мальчишка в Канаде не заиграет по ряду игроцких причин. Так и вышло. Через месяц Балмочных с повинной сам появился в Тольятти и во всем раскаялся.

- В чем, на ваш взгляд, феномен «Лады»: с нуля стать ведущим клубом страны и Европы?
- Все дело в максимализме работников Волжского автозавода. У них это в характере. Если что-то делать, то лучше всех в стране. Это передалось и работникам спорта, тренерам команд мастеров. В истории «Лады» немало выдающихся наставников. Все они оставили свой неповторимый след. И этим можно гордиться. Знаете, в чем феномен «Лады»? В Тольятти приезжали многие специалисты и игроки. Ознакомившись с условиями работы и прочувствовав заводской дух, они оставались на Волге навсегда. Становились патриотами волжской земли. Это был и есть союз единомышленников.

Сегодня мы с благодарностью в юбилейный год вспоминаем первопроходцев тольяттинского хоккея. Основу в фундамент будущих успехов заложил наш первый тренер Дмитрий Богинов. Низкий поклон ему и всем руководителям завода, кто принимал решения по развитию хоккейного клуба и помогал вывести флагман губернского хоккея на высочайший европейский уровень. Мы буквально ворвались в элиту отечественного хоккея, стали первыми не московскими чемпионами. Была прервана гегемония столичных клубов. «Лада» наглядно показала другим периферийным клубам, какой дорогой нужно идти. И за нами потянулись «Ак Барс», «Металлург», «Авангард», «Салават Юлаев».

Не надо думать, что все шло гладко. Были времена, когда завод лихорадило, были трудности с финансированием. Бывали времена, когда зарплату хоккеистам выдавали машинами. Общий кризис накрыл всю страну. Вдобавок со стороны других клубов усиливалось давление на «Ладу», и это тоже не будем сбрасывать со счетов. Менялся собственник автозавода, и это тоже шло не на пользу клубу. Болельщики со стажем об этом прекрасно знают. А сколько длилась эпопея со строительством новой ледовой арены? Как нас выпихивали из КХЛ всеми способами. Но при этом в Тольятти никогда не было проходных матчей, несмотря на то, что в основе играли молодые и неизвестные пока игроки. Эта ответственность перед болельщиками и городом уходит корнями вглубь истории.

Об этом мы говорили на недавнем чествовании клуба, посвященном 45-летнему юбилею. Собрали всех ветеранов, кто принимал участие в жизни и становлении клуба. Встретились в теплой домашней обстановке и много говорили о том, как нам возродить былые славные традиции команды, которые были утеряны в последнее время. Победные традиции. Ну, не может Тольятти, бывший в авангарде отечественного хоккея, быть на задворках хоккейного движения страны. Выслушали от ветеранов многие дельные советы. И теперь будем претворять их в жизнь, выбрав стратегический курс по возвращению в элиту и КХЛ.

- Вы во второй раз возглавили клуб в апреле нынешнего года. А в первый раз?
- В марте 2007 года. За пару лет до этого ПХЛ приняла новые правила по количеству зрителей на аренах. Нам буквально пришлось сражаться за то, чтобы сделали исключение и оставили в покое Дворец спорта «Волгарь». Отстояли. Но после того, как в декабре 2009 года я уволился, в конце сезона КХЛ все же настояла на своем решении. Аргументов против исключения на этот раз у новых руководителей «Лады» не нашлось. Этого нельзя было допускать. Когда мне говорят, что удержать «Ладу» в те смутные времена в элите было невозможно, – я не верю. Я не признаю термина «невозможно». Это говорит о нежелании, слабости, отсутствии мотивации. Есть такое слово «надо». У меня в свое время подошвы горели, когда я бегал от одного ветерана советского хоккея до другого, убеждая, что наказывать «Ладу» только из-за недостаточного количества зрительских мест преступно. Кто я такой? Пришлый в хоккей человек, без погон и званий. Но мы же смогли вместе с тогдашним руководителем областного спорта Олегом Элекпаевичем Саитовым отстоять свою точку зрения. Нужно только найти аргументы. Ну, не виноваты мы в том, что в советские времена количество зрительских мест было в прямой зависимости от количества проживающих горожан. Дворец спорта ЦСКА в то время заполнялся на треть, но рассчитаны-то они были на всю гигантскую Москву. Как этот аргумент можно было не учитывать?

«Мы могли добавить «Волгарю» пару тысяч мест, но помешали обстоятельства», - говорили мне в свое время руководители завода. Поговорили и забыли, пока петух не клюнул. И все же при всех обстоятельствах шанс вторично сохранить «Ладу» в КХЛ был. Последствия перехода в ВХЛ стали катастрофическими. Начался неконтролируемый отток перспективной молодежи из школы олимпийского резерва в другие регионы. Школа потеряла свой олимпийский статус. Ведущие игроки команды уехали в поисках лучшей доли в Москву, Казань, Нижнекамск, Магнитогорск… И осуждать их нельзя, что они не остались на пепелище, без перспектив на будущее. Несмотря на то, что все в один голос убеждали, что «Лада» переживает временные трудности. Но в хоккее не может быть временных окон. Это примерно так: ты умри, а потом мы тебя оживим. В спорте так не бывает.

Хорошо, вернемся в элиту. А с чем вернемся? «Лада» всегда была хороша длинной скамейкой на талантливых воспитанников. Сейчас из-под детского и юношеского хоккея выбили фундамент. В какой-то момент в клубе остались только те, скажем откровенно, кто нигде никому не нужен. Начали набирать юных хоккеистов со стороны, не самых, понятно, лучших. Лучшие оставались в своих регионах. Пришло новое поколение, которое не было пропитано духом победных традиций «Лады». А многие их просто не знали. Старая гвардия билась за свой город, за своих болельщиков. А у нынешнего поколения появилась отмазка. Когда игра идет кость в кость, можно сослаться на различные обстоятельства.

Когда на юбилейном вечере, посвященном 45-летию команды, встретились с последним тренером, добившимся с «Ладой» медалей, Петром Ильичем Воробьевым, он привел мне удивительную статистику. Оказывается, в трети клубов КХЛ капитанами были и остаются воспитанники «Лады». Достаточно вспомнить Евгения Кетова, Максима Кондратьева, Сергея Андронова и других. Вот он, дух лидера, который прививается и воспитывается. Конечно, за последние десять лет «Лада» этот дух потеряла. И как следствие - в прошлом году она добилась унизительного для такого клуба антирекорда – не попала в плей-офф Высшей хоккейной лиги. Это край, когда падать дальше некуда. Стало очевидно, что надо что-то менять.

- То есть вы чувствуете себя сегодня в роли спасателя, этакого хоккейного «пожарного»?
- Мое расставание с хоккеем и «Ладой» было тяжелым. Многое сделать не удалось. С семьей перебрался в Москву и занялся совсем другими вещами. Значительно расширил перечень своих юридических услуг, но оставаясь в области спорта. В университете, запустив свою магистерскую программу, стал готовить спортивных юристов и менеджеров. Более ста моих воспитанников сегодня работают на спортивном поприще в ведущих клубах страны по разным видам спорта, а также в министерствах и ведомствах. Кое-кто даже обошел меня в плане юридического опыта, и я этому только рад. То есть 12 лет без «Лады» прошли продуктивно. Благодарен судьбе, что так все сложилось. Мне казалось, что хоккеем я отболел окончательно. К тому же защитил кандидатскую диссертацию по перспективному направлению – допингу. Этой темой я интересовался и раньше, защищая интересы, в том числе, и самарских спортсменов в Спортивном суде в Лозанне.

В апреле мне неожиданно поступило предложение от нынешнего министра спорта Сергея Кобылянского вернуться в «Ладу». Такому предложению я только улыбнулся. В Тольятти до пандемии я приезжал кататься только на горных лыжах и ощущал, что уже работать буду в Москве. Прибился к другому берегу, как говорят. Но министр говорил практически о тех мыслях и идеях, которые были у меня в голове. Я поделился с ним своими сомнениями, нужно ли это каждой из сторон. Дело в том, что я на все имею свою точку зрения – все же практикующий адвокат и многим это не нравится. Готовы ли самарские руководители с этим смириться – это был большой вопрос. К тому же я не волшебник, и все проблемы, запущенные за последние десять лет в Тольятти, решить в одночасье непросто. У меня же нет волшебной палочки.

Но, настроившись на волну с Кобылянским, которому тоже, поверьте, было, что терять, перейдя со стабильной службы в Москве на беспокойную и хлопотную региональную должность, я пришел к мысли, что мы оба, наверное, хотим живой и очень интересной работы. И я дал согласие.

- При Цыгурове и Михалеве губернский хоккей активно развивался за счет конкуренции двух региональных команд. Причем выступающих в одной лиге. На сегодня это актуально?
- Сегодняшняя стратегия развития «Лады» не нова. Предыдущая практика показала, что ЦСК ВВС и «Лада» могут активно взаимодействовать. Надо просто восстановить прежние связи, условия для плодотворной работы и что самое важное - в своих решениях придерживаться, прежде всего, своих губернских интересов.

- Кто предложил Валерия Белова на пост главного тренера «Лады»?
- Три года назад меня сватал в «Ладу» прежний министр спорта, но до конкретики так и не дошло. Тогда я был готов предложить вернуться в «Ладу» Воробьеву. Но он обжился в Питере. К тому же возраст не позволял путешествовать по стране на автобусах. Белов – мой выбор, который кстати, шесть сезонов в свое время отыграл в Тольятти, провел 14 игр за ЦСК ВВС и капитанил в столичном «Динамо». К тому же супруга у него из Автограда. Вот я и предложил Кобылянскому, вспомнив об этом, пригласить бывшего помощника Зинэтуллы Билялетдинова в казанском «Ак Барсе» и сборной страны. Белов сначала жестко отказался. Не тот, мол, уровень. Но постепенно я его уговорил, потом уже мы совместно набрали ему помощников. При этом, как в свое время Геннадий Цыгуров, пригласив в команду специалистов и игроков из различных хоккейных школ страны. Все это в итоге дало результат.

- Основной причиной выбывания из КХЛ было несоответствие формата финансирования клуба. 70 процентов расходов давал областной бюджет. КХЛ это отвергла, несмотря на все мольбы. Какая ситуация на сегодняшний день?
- Для возвращения в КХЛ процентный состав коммерческих и бюджетных средств должен быть поровну – 50 на 50. И этой планки мы уже достигли. Как дальше будут развиваться события? По первому сценарию каждая сторона увеличивает свою долю, сохраняя процентный формат. Возросшая общая сумма бюджета позволит выступать в КХЛ.

По второму сценарию бюджетная сумма остается прежней, а коммерческая наращивается. Переговоры с потенциальными инвесторами в самом разгаре. Но… в первую очередь сейчас нам нужен результат. Иначе, чем отличается 17-е место «Лады» от 23-го места ЦСК ВВС, имеющего значительно меньший бюджет. Эта ситуация так и будет отпугивать инвесторов. Поэтому, если уж взялись за соху, будем тащить.

- Какую задачу вы поставили перед «Ладой» в новом сезоне?
- Это попадание в плей-офф и удачное выступление в первом круге. Есть и две стратегические задачи. Задача-минимум – стать сильнейшими в ВХЛ, чтобы руководители области и болельщики поверили в серьезность наших намерений, что мы можем работать и создать боеспособный коллектив. А мы пришли, чтобы выйти на уровень КХЛ.

Сколько сезонов для этого потребуется? Все будет зависеть от наличия свободных финансовых средств у региона. Сумеем ли мы создать из собственных воспитанников костяк команды и желания КХЛ видеть нас в своих рядах. Пока такое желание есть. Но собрать только одну взрослую команду – было бы ошибкой. Нам не нужен колосс на глиняных ногах, который развалится, не имея подпитки от талантливой местной молодежи. Сегодня молодежная «Ладья» под руководством Сергея Бажухина возглавляет турнирную таблицу. И вот под эту команду нам хотелось бы большего контакта с ЦСК ВВС. Раньше вся перспективная тольяттинская молодежь обкатывалась в Самаре. Независимо в каких лигах мы выступали с ЦСК ВВС. Миграция внутри губернского хоккея должна и сегодня существовать. По нашим подсчетам, в ЦСК ВВС должна наигрываться, как минимум, одна пятерка из «Ладьи».

Расклад в КХЛ возможно будет таким. Первая пятерка – легионеры. Четвертая, пятая, шестая – талантливые местные воспитанники молодежного хоккея. Задача-максимум на перспективу – выиграть Кубок Гагарина.

- Не слишком ли круто?
- Это у нашей команды только название женское. Характер-то мужской. Как правило, мои мечты сбываются. Если время позволит, я хочу выиграть с командой Кубок Гагарина. Теперь - это мечта всей моей жизни. Если говорить о более приемлемых вещах, то венцом своей работы посчитал бы вернуть команду на уровень КХЛ, какой она была, когда я из нее уходил.

Сергей Волков, «СпортКоманда63»


Возврат к списку

 
победители
финалисты
Наши именинники

Партнеры и спонсоры ХК «Лада» 2021/2022

Партнеры ВХЛ сезона 2021/2022

ПАРТНЕРЫ ПАРИМАТЧ ЧЕМПИОНАТА МХЛ
СЕЗОНА 2021/2022