Учредитель клуба
Титульный спонсор
1993 / 94
1995 / 96
1996 / 97
2005 / 06

Хоккейный клуб Лада
Тольятти

Масленников: «Это новый вызов в моей спортивной судьбе»



Спортивный директор хоккейного клуба «Лада» Игорь Масленников в преддверии начала чемпионата в Высшей хоккейной лиге ответил на вопросы корреспондента газеты «Площадь Свободы».

– Игорь Валентинович, вы коренной тольяттинец?
– В пять лет переехал с родителями из Казани в Тольятти, который для меня по-настоящему родной город. В 9 лет участвовал в первом наборе в хоккейную тольяттинскую школу. Тогда Владимир Гуженков набирал ребят как раз 1965 года рождения. Я прошел отбор. Сначала тренировались на своих коньках, потом были счастливы, что получили комплект новой чешской формы – коньки и экипировку. Тренировки в основном проходили на открытом льду. Например, на стадионе «Торпедо», где еще не было крытого корта, только открытые. Тренировался у Владимира Николаевича Терещенко и далее у Попова Владимира Александровича. Параллельно в футбол до 18 лет играл, даже две игры на чемпионате области сыграл.

– А вы знаете, что в этом году у вас своеобразный юбилей: 40 лет назад вы впервые вышли на лед в форме тольяттинского «Торпедо»?
– Да, в 16-17 лет, в сезоне 1981-1982 годов меня стали подключать к основной команде. Помнится, на один сезон меня отправили в куйбышевский «Маяк». Там я играл хорошо, забил больше всех голов, и главный тренер Валерий Гущин вернул меня в «основу» «Торпедо». Еще через два года я был призван на армейскую службу и играл в «Звезде», в городе Оленегорске. Меня заметили в ленинградском СКА, но от предложения служить там я отказался, поскольку пришлось бы подписываться прапорщиком на пятилетний срок службы. Таких, как сейчас, контрактов в то время не было, и зарплаты платили игрокам скромненькие, порядка 150 рублей в месяц. Селекционер Павел Варкуров пригласил меня в ярославское «Торпедо». А в то время в федерации хоккея существовало положение о том, что игрок после службы обязан год отыграть в родном клубе. И переходы в клубы, которые меня приглашали, не могли осуществиться. Таким образом, я еще сезон играл в тольяттинской команде, причем в первом звене нападения вместе с Владимиром Шихановым и Сергеем Моисеевым. Ну а в 1988 году наконец-то смог отправиться в Ярославль, где за первые полсезона забил 15 голов в 26 матчах и сразу же был призван под знамена сборной СССР для участия в турнире на призы газеты «Известия». Два года в «Торпедо», затем два года в столичном ЦСКА – карьера шла в гору. И тут случилась самая, пожалуй, большая моя неудача. Будучи включенным в состав сборной СССР на участие в чемпионате мира, я прошел все сборы, был поставлен в звено с Ильей Бякиным и Павлом Буре. Мы прибыли в Швецию, и в предыгровой день у меня вдруг распухли руки. «Игорь, да у тебя желтуха!» – ошарашил меня врач сборной. Тот чемпионат я смотрел по телевизору в первой московской инфекционной больнице. А в 1992 году столичные хоккеисты из ЦСКА, «Динамо», «Спартака» и «Крыльев Советов» почти поголовно уехали заграницу. Неслучайно в начале 90-х годов провинциальные клубы, в первую очередь «Лада», вышли на ведущие позиции в Межнациональной хоккейной лиге. Считаю, что

нам просто повезло найти работу за рубежом, поскольку в России ни приличных зарплат, ни условий не было. Я вместе с Сергеем Востриковым попал в итальянский «Больцано». А, надо заметить, чемпионат Италии тогда был очень сильным. В моем клубе, например, согласно лимиту, играло восемь италоканадцев и еще четыре иностранца. В последний год моего пребывания там лимит на иностранцев был ужесточен и, не будучи уверенными, что сохраним свое место в команде, мы с Сергеем приняли предложение от немецкого «Аугсбурга», который возглавил бывший тренер «Больцано». Там я провел последние три сезона в своей карьере игрока, которую завершил в 37 лет.

– Вы стали хоккейным агентом, хотя успели поработать и на тренерской должности?
– Несколько месяцев я определялся с дальнейшей карьерой и затем отправился в Орск – работать помощником главного тренера команды «Южный Урал». В середине того сезона меня назначили уже главным тренером. В своем дивизионе мы стали 11-ми из 12 команд, а в кубковых матчах дошли до финала, где проиграли «Ижевску». В середине следующего сезона мне пришлось уйти. Клуб существовал без спонсоров, на одни бюджетные деньги, и нам четыре месяца не выплачивали зарплату, после чего в команде начался бардак. Спортивные принципы ушли на второй план, и смысла оставаться там дальше я не видел. В это время Федерация хоккея начала выдавать лицензии на осуществление агентской деятельности, и вскоре один из друзей предложил мне прийти в его компанию заниматься такой работой. Последующие три года я осваивался на новой стезе, был заместителем директора, после чего решил открыть свое агентство, назвав его «Фемида-Спортрекрутинг». Компания была зарегистрирована в Тольятти, а работа велась по всей России в течение последних десяти лет. В период агентской деятельности я, в целях получения лицензии, окончил Российскую академию образования по линии «Юриспруденция». А в прошлом году получил также образование в Высшей школе экономики по эксклюзивной программе от ФИФА «Спортивный менеджмент».

– Как оказались на своем нынешнем посту?
– Новый генеральный директор хоккейного клуба «Лада» Александр Чеботарев, с которым меня связывают дружеские отношения, перед своим назначением предложил мне стать спортивным директором клуба. Конечно, я многое взвесил, чтобы решиться на такой шаг после 13 лет агентской деятельности. Но в итоге выбрал «Ладу», как родной для меня клуб, давший мне путевку в большой хоккей. Не так уж часто бывшие игроки приходят в свой клуб на руководящую должность, и в этом есть особая мотивация. К тому же захотелось попробовать себя на столь серьезном поприще. Это был новый, интересный вызов в моей спортивной судьбе. В принципе, мне многое было знакомо. Я знал других хоккейных агентов, все регламенты, хорошо изучил многих игроков в КХЛ и ВХЛ, их уровень и перспективы. Поэтому включился в работу сразу, без раскачки.

– Вы один из творцов кадровой революции в «Ладе». Каков мотив таких глобальных перемен?
– Действительно, можно по пальцам одной руки пересчитать оставшихся игроков. Причин тому несколько. И основной мотив состоит в том, что новый министр спорта Самарской губернии Сергей Кобылянский обозначил генеральной задачей для «Лады» выход в Континентальную хоккейную лигу уже через два года. Необходимо создать боеспособный коллектив, в предстоящем сезоне выступить лучше, чем в предыдущем, а главное, подготовить команду к переходу в КХЛ. Понимаете, я отсутствовал в родном городе лишь на время своей хоккейной и тренерской карьеры. Живя последние годы в Тольятти, присутствуя на всех матчах, я хорошо знал каждого игрока из прежнего состава «Лады» и четко понимал, кого необходимо оставлять в команде, а кого нет.

– «Ладовская» молодежь пока не оправдывает ваши надежды?
– Если посмотреть на клубы, добившиеся больших результатов, то в них уже хорошо, если в главной команде играет хотя бы один молодой игрок. Да, в системе ХК «Лада» для нужд первой команды работают ДЮСШ и команда МХЛ. Но, чтобы добиться хорошего результата первой команды, необходимы обмены, продажи игроков, в том числе обмены с компенсацией в пользу клуба с участием наших молодых хоккеистов. В идеале если бы у нас был договор с ЦСК ВВС, то наша перспективная молодежь могла бы сезон провести в самарской команде, где у нее было бы достаточно игрового времени. ЦСК ВВС отказался от сотрудничества, но это издержки того, что

оба клуба играют в одной лиге. Если бы «Лада» находилась в КХЛ, то такой ситуации по молодым перспективным игрокам не было бы. Я ищу игроков, договариваюсь об обменах и трансферах, а суммы утверждает гендиректор. Например, того же Кизимова, простоявшего три года на одном уровне, мы поменяли на Назарова, который, я уверен, будет играть лучше. Продали Свечкова, который через год все равно бы уехал, получили компенсацию за Костенко, зато взяли защитника Козловского и вратаря Трушкова, имеющих опыт игры в КХЛ, а также, повторюсь, получили денежную компенсацию. В любом случае и средства от трансферов, и игроки, которые пришли по обмену, идут на пользу клубу.

– Как отразилась ситуация с пандемией коронавируса на команде?
– Самые болезненные вещи для нас (и причина тому как раз пандемия) – недобор спонсорских средств и отсутствие болельщиков на трибунах. Эти проблемы затрагивают практически каждый клуб. Конечно, мы все: основная и молодежная команды, персонал клуба – провакцинировались. Но хочу заверить, что игроки, тренерский штаб, руководство горят желанием выполнить поставленную перед нами задачу и вернуть «Ладу» в КХЛ.

Игорь Агишев,
«Площадь Свободы»


Возврат к списку

 
победители
финалисты
Наши именинники

Партнеры и спонсоры ХК «Лада» 2021/2022

Партнеры ВХЛ сезона 2021/2022

ПАРТНЕРЫ ПАРИМАТЧ ЧЕМПИОНАТА МХЛ
СЕЗОНА 2021/2022